Те, кто приняли смертный бой, стали просто землей, травой...

Лето 1965-го.

Я ребенок, семилетний. Куда-то едем с бабушкой Верой на велосипедах.

Далеко.

Солнце. Лето. Мне очень хорошо.

По дороге, бабушка рассказывает историю про какое-то, немыслимо отдаленное, время. Про какого-то героя. Как он ведет неравный бой.

Интересно, но труднопредставляемо.

Тема рассказа:

Какие-то русские танкисты, во время войны, на своем танке, оказались запертыми и окруженные немцами внутри города, это был город Ровно.

Вариантов было два: погибнуть или сдаться в плен.

Они выбрали первый.

Экипаж погибал. Последних танкистов оставалось двое.

В совершенно безнадежной обстановке, вели бой до последнего снаряда и последнего патрона личного оружия. Они тоже погибли, эти последние. 

В тот же день, немецкий генерал, командир атакующей группы, отдал приказ захоронить танкистов с воинскими почестями. Это было 28 июня 1941 года (шестой день войны).

Что и было исполнено: строй немецких солдат склонился, как надлежит, перед павшими солдатами.

Рассказ для меня был далек, как легенды о былинных богатырях. Не произвел впечатления: "Это "эпос", бабуля!!"

А мы все едем, на велосипедах.

Наконец, приезжаем.

Это была деревня Ольхово, Волосовского района. Оказывается, в той деревне есть наша родственница.

Звали родственницу - тетя Паня. Для бабушки она тетя, потому, что двоюродная сестра ее мамы.

Тетя Паня показалась худощавой, узкой, стройной, вежливой, и неэмоциональной. Совсем неулыбчивая. С медленными глазами. Одета аккуратно, но, как-то, строго и черно-серо.

Дальше пошло, как обычно. Мы в доме. Чай. Пряники. Взрослые женщины разговаривают. Причем, буднично, как каждый день видятся. 
Я не слушаю. Совсем не интересно.

И тут происходит странное.

Тетя Паня, по просьбе бабушки, достает из мебели предмет. Аккуратно берет в руки и аккуратно нам показывает.

На стол не кладет, и нам взять не предлагает. Держит в своих ладошках.

Мы с бабушкой смотрим. Длинно смотрим.

Выглядело это так:

 

Волосовский район. Руки матери

Это все, что у нее осталось от ее ребенка.

 

 

Его звали Александр Александрович Голиков.

Саша Голиков из Ольхово Волосовского района

24 года в момент гибели.

 

Тут ссылка на документ из ЦАМО (центрального архива министерства обороны). Она ничего не дополняет, лишь подтверждает факт.

 ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

Временами, встречается информация об отдании воинских почестей солдатам Красной армии солдатами Вермахта. Самый известный генерал-лейтенант Михаил Григорьевич Ефремов. Но отдание почестей генералу это не тоже самое, что рядовым танкистам.

Я никогда не слышал, чтобы российские солдаты отдавали уважение немецким за героизм и смерть. Догадываюсь, не услышу.

 -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

И, еще. Наблюдение.

У меня не было ни одного "прямого" дедушки и была лишь одна "прямая" бабушка.

"Непрямые" дедушки, это оставшиеся в живых братья прямых. Поколение Саши Голикова.

На начало войны в нашей Ленинградской квартире жила семья из 6-ти мужчин, 5-ти женщин и двоих детей. Все друг друга любили.

На конец войны мужчин осталось двое, (то есть, 60% погибло). Из женщин пятеро. Дети выжили.

Это, за четыре года.

Те, кто решают жить или нет нашим детям, рассчитывают отсидеться в бронированных капсулах своих Мерседесов и подземных бункерах.

Теперь не выйдет.